Курдские лирические песни

Ezdixan.com Ezdixan.com · 17 days ago · 33 views
Песня с древних времен до наших дней остается верным спутником курдов. Все свои переживания, чувства, настроения, помыслы и желания они выражают в простых и задушевных песнях. Еще в середине XIX в. песенное творчество курдского народа привлекло внимание ученых. Многие, видевшие курдские свадьбы, хороводы, танцы, слышавшие курдские песни, давали им высокую оценку.
Курдские лирические песни

«Народная поэзия курдов совершила изумительные шаги и достигла возможного совершенства, — писал великий армянский просветитель Хачатур Абовян. — Каждый курд, даже каждая курдянка — врожденные поэты в душе. Все они обладают удивительным даром импровизации. Они воспевают очень просто и незамысловато свои долины, горы, водопады, ручьи, цветы, оружие, коней, воинские подвиги, своих красавиц и прелести их — все, доступное их чувствам — понятиям, прикрашивают сравнениями и стараются еще живее передать все это мелодическим пением. Поэтические произведения этих азиатских трубадуров действительно заслуживают особенного внимания и удовлетворяют требованиям самой суровой критики. Какое сокровище мог бы извлечь из них изучающий народные обычаи, поверья и сказания, если бы какой-нибудь ученый, не жалея ни издержек, ни труда, необходимого для собирания этих драгоценных материалов, постранствовал бы по этому краю».До настоящего времени курдские песни еще недостаточно исследованы. Предпринимались попытки подразделить курдские песни на группы; мифологические, любовные, религиозные, трагические, трудовые, плясовые, песни, отражающие новый быт.

Нуре Джавари в дает наиболее полную классификацию песен: сельские, городские, религиозные , хороводные, любовные, героические, детские, трудовые, похоронные, чужбинные, колыбельные. Эти группы песен распространены во всех районах Курдистана, в них отражаются жизнь и обычаи курдского народа, его мировоззрение и культура.Лирика — самая сокровенная, самая интимная и г то же время неотъемлемая часть повседневной жизни курдов. Любовные песни, как и другие виды курдских песен (за исключением хороводных), поются одним голосом. Мелодии этих песен различны, каждый певец поет в своей исполнительской манере. Вначале дангбеж поет высоким протяжным голосом, рифмуя слова в куплете.

Постепенно голос его понижается, пока не становится совсем низким. Затем он снова поет высоким протяжным голосом и снова его понижает. И так до конца песни. Иногда эти песни поются под тамбур.Неприемлема тематическая классификация любовных песен, поскольку в каждой из них обычно затрагивается несколько тем. Песни сгруппированы условно по разделам: девичьи, женские, мужские (обращенные к девушке или к замужней женщине}, песни-диалоги (юноши с девушкой или юноши с женщиной)1. Песни классифицируются следующим образом: девичьи песни (о любви, о похищении и т.д.); женские песни (в которых оплакивается положение замужней женщины, возлюбленный женится, свидание с любимым и т.д.); мужские песни (о любви, описание красоты любимой, о том, что девушку выдают замуж, о чужбине, песни-страдания и т.д.).У курдского народа были и есть прославленные народные певцы и сказители, имена которых известны всем курдам. К примеру, Кавус-ага, известный певец (дангбеж), снискал себе славу «курдского соловья».

Кавус-ага был неграмотным и много песен знал на память. Песни в его исполнении записаны на сорока пластинках. В курдской лирической песне редко поется о счастливой любви, не часто встречаются сюжеты, окрашенные в светлые эмоциональные тона. Большинство любовных песен обычно выражают грусть, тоску. Во многих из них влюбленные жалуются на препятствия, создаваемые родителями их браку, которые, не считаясь с их желаниями, решают вопрос о замужестве дочери. Родители не выдают девушку за любимого, запрещают ей любить избранника, не разрешают встречаться с ним. Судьба юноши также зависела от старших, и он не мог жениться по любви из-за бедности или социального неравенства. Другая причина несогласия родителей на брак — семейная вражда. Единственное спасение от брака с нелюбимым — похищение, которое может коренным образом изменить судьбу юной курдянки. В песне «О матушка!» она обращается к матери с мольбой послать за милым, чтобы он ее похитил. Иначе завтра ее выдадут за другого («если не похитит, завтра меня отправят"). В ряде песен девушка сама просит юношу похитить ее, хотя хорошо известно, что у курдов похищение девушки (женщины) никогда не поощрялось. |

В случае, когда беглецов настигали, происходили кровопролития, во время которых часто убивали и девушку (женщину), и ее похитителя. Большую группу составляют песни, рассказывающие о разлуке влюбленных, приносящей им немало горя. Тема связана с препятствиями, трудностями, возникающими для любящих.Обычно разлука вызвана тем. что юноша отправляется на чужбину. В одних песнях встречается намек на насильственное отбывание солдатской службы в турецкой армии, в других прослеживаются социальные мотивы, из-за которых юноша должен разлучиться с любимой. В бедных семьях курд с малых лет становится работником — помощником отца. Не находя работы в своей деревне, он часто уходил на заработки в чужие края. Песни пронизаны чувством тоски по родине, привязанности к родной земле. Для курда чужбина — самое большое горе. Между юношей и девушкой - горы, и он мечтает превратиться в птицу, чтобы прилететь к своей подруге. Юноша тяжело переживает не только разлуку с любимой, с родными, но и, что его особенно тяготит, оторванность от родины — Курдистана.Песни странствий, скитаний — поэтичные образцы курдской лирики. Девушка просит взять ее с собой, но поскольку это невозможно , дарит другу поцелуй, который должен предохранить его от всех бед в чужом краю. В песнях затрагивается положение курдской женщины.

Хотя по сравнению с другими женщинами Востока курдянка издавна пользовалась большей независимостью, однако в семье она не была полностью свободна. Семейные песни раскрывают трагедию женщины, выданной замуж поневоле. Обычно в них рассказывается о безрадостной судьбе красивой девушки, выданной замуж за старика, о презрении молодой жены к нелюбимому, постылому мужу. Остро переживается возрастное неравенство. Чаще всего, как это было принято у курдов, девушка выходила замуж за своего соплеменника. Однако в некоторых песнях отразилось возникновение новых экономических отношений, подтачивание ими родоплеменных связей и разрушение их экономической структуры. Родители за большой калым отдают дочь в другое племя. Уход девушки из своего племени сулил ей одиночество, лишал ее родных, близких, опоры и защиты.

Отсюда и безнадежность в песне. Выданная замуж не по любви, курдянка до конца жизни не могла уже освободиться от тягостного брака. Даже если она любила другого, уйти от мужа по своей воле она не могла.В песнях упоминается обычай «бардели» (Bendel) — обменный брак, когда девушку без калыма отдают юноше, а сестру юноши также без калыма отдают за брата девушки. Такая форма брака практиковалась и у других народов Ближнего Востока и Закавказья. Однако героиня курдской песни не кроткая, безропотная, терпеливая страдалица, она борется и отстаивает свою любовь. Если возлюбленный в плену, она стремится спасти его. Не всегда женские песни проникнуты печалью. Часто героиня ищет выход из невыносимого положения, «прежняя любовь» постоянно воспевается в песнях.В народной лирике нашли отражение не только сокровенные мысли и душевные переживания курдов, обряды и обычаи,но и интересные, часто забытые реалии, детали быта и материальной культуры курдского народа. Например, употреблены такие выражения, как «Мам-пастух" или «девушки и парни нашего села потянулись ( к святыне) Ормузд». По представлениям курдов, Мам-пастух всегда приходит в минуты опасности на помощь овцам, спасает их в непогоду; свои деяния он совершает незримо для людей. Второй пример показывает, что среди курдского народа сдревних времен и до последнего времени сохранялся обычай поклонения Ормузду.В песнях встречаются слова, обозначающие родственные связи у курдов: Korxal3 — "Двоюродный брат (сын брата матери)», Kurap— "Двоюродный брат (со стороны отца)": «Влюблена в своего двоюродного брата»; «Двоюродный брат мой... похить меня».

В прошлом у курдов существовал обычай, по которому девушка выходила замуж за своего двоюродного брата. Можно отметить и старые курдские слова: pismamn и domam, в основном употребляющиеся лишь в рассказах, сказках, песнях и сказаниях. Каждое из них состоит из двух слов: pis и mam, do и mam. Маm означает -дядя» {брат отца), pis — «сын», pismam — «двоюродный брат, родственник». Dо происходит от слова dod — «девушка, девочка». Прежде слово domam, dodmam означало «дочь дяди, двоюродная сестра», теперь оно понимается как «любимая, возлюбленная».Умелое использование художественных средств усиливает воздействие курдских песен, помогает глубже раскрыть их содержание. Хотя портрет героя и героини дается в традиционных чертах — подчеркиваются красота, стройность, легкость, воздушность (брови и глаза черные, щеки алые, стан тонок и т.д.) — общепринятые на Востоке представления об идеальной красоте, без всякой индивидуализации, без выделения характерных черт, — все же наличие большого количества оригинальных эпитетов, сравнений, метафор, гипербол в каждом отдельном случае эмоционально окрашивает курдскую песню, выделяя присущую ей специфику. Народная песня богата символами, в основе которых поэтическое сравнение мира человека с миром природы. Многие символы стали устойчивыми, традиционными: голубь и голубка — древний символ влюбленных.

Символом служит все, что окружает человека (цветок, роза и т.д.); «Я цветок, цветок, [тянущийся] к солнцу». Отсюда часто встречающееся в курдских песнях (как и в песнях многих других народов) стремление героев превратиться в птицу, цветок, облако и т.д. Сердце ,переполненное чувством любви, сравнивается с цветущим садом, с пылающим огнем, трепетно бьющееся сердце влюбленных — с птичьим гнездом, с сердцем козочки, ивового дерева (здесь прием олицетворения), с дождевой, снежной тучей и т.д. Встречаются сравнения с образами любимых героев, как из оригинальных курдских народных сказаний (Сиабанд и Хадже, Мам и Зин), так и из широко известных на Ближнем Востоке (Лейли и Меджнун, Юсуф и Зулейха).Герои пытаются скрыть свои чувства, выразить их через образы окружающей природы. Принцип иносказания один из художественных принципов любовной песни. Первая половина песни рисует образ, относящийся к природе, вторая — его применение к жизни человека. В песне «Я видел сон» юноше приснилось выросшее во дворе дерево, на нем —листва, над листвой — пара красных яблок, над яблоками — лавка перламутра, над лавкой перламутра — седло скакуна, над седлом— родники, над родниками — тропинка, над тропинкой — широкий майдан, над широким майданом— на верхушке дерева сидели две белые птицы.Девушка истолковывает это следующим образом:То дерево, что выросло во дворе моего отца, — стан мой,Листва на дереве — косы мои. Красные яблоки — груди мои,Лавка перламутра — зубы мои, Седло скакуна — нос мой, Родники — глаза мои. Тропинка — брови мои, Широкий майдан — лоб мой,[меня] несчастной,[А] две белые птицы, что сидели на верхушке дерева,— [Символ] исполнения нашего заветного желания между весной и летом.Во многих песнях воспевается красота влюбленных: девушка прелестна как звездочка, она словно весеннее апрельское облачко.

Разнообразны сравнения для описания стана красавицы. Всегда подчеркивается его стройность, юноша покорен ее станом: «стан твой тонок, вот-вот сломится»; «стан моей Айшан строен, как стун в шатре", тонок, как стебелек рейхана, как стебелек конопли; сравнивается с цветком, с распустившейся розой; сопоставляется с различными видами деревьев: строен как тополь, как тростинка; высок как минарет, талия тонка, словно фитилек. Глаза красавицы черны, как у журавля, гуся, змеи. «Ты черноокая, (твои глаза) — источник сурьмы». Косы любимой словно змеи, как травы, растущие у родника, как канаты шатра, словно цепи. Шея — как у гусыни, у утки, у куропатки; подчеркивается ее белизна. Лоб у красавицы белый, подбородок круглый, нос точеный, пальцы белы, как мрамор и воск, они сладки словно мед. Уста смеющиеся, сладкоречивые. Брови похожи на молодой месяц. Воспевается красота родинок. Поцелуи возлюбленной сладки, как масло, растопленное с медом, они словно бальзам на зияющую рану, исцеление от страданий и недуга.Сама она нежноликая, с белым, подобным луне, лицом, с лицом словно роза, с румяными, как ахлатские яблоки, щеками.

Походка девушки сравнивается с плывущей уткой, гусыней. Особенно часто воспевается красота груди девушки: она прекрасна словно мечеть, перед которой в молитве преклоняют колени, как сады рая. -Грудь моей Айшан как золотой рудник», как зозан (холмы гор), как полная луна 14-й ночи, как у голубки. Одним из наиболее традиционных способов создания поэтического образа во всех фольклорных жанрах, в том числе в любовной песне, является эпитет. Эпитеты рождались в живой песенной речи, черпались из окружающей действительности, ими пользуются певцы при создании художественных образов любимых героев: «милый юноша»; «прекрасная, благоухающая голубка» (для характеристики девушки); «горячие слезы», -нежное эаластье» и т.д. Художественное преувеличение делает образ эмоционально выразительным. Гипербола подчинена целям наиболее глубокой передачи переживаний. «Из [очей] прекрасной голубки ручьем полились слезы". В песнях нет развернутых картин природы. Пейзаж дается попутно, природа входит в песню отдельными образами.

Но все эти зарисовки, сгруппированные и объединенные, передают в народной лирической песне неуловимый колорит типично курдской природы. За каждым образом угадывается весь родной край — Курдиетам.Часто упоминаются горы, которые окружают курдские села; «Гора высока, мимо [проходит] дорога». В песнях рассеяны отдельные зарисовки рек, холмов, лугов, садов, равнин, родников. Кратко характеризуются обстановка и время действия: «На высоких горах вечные снега и дождь»; "Облачно, не проясняется». Природа помогает или препятствует героям. В дождливую ночь происходят свидания влюбленных, и, наоборот, взошедшая яркая луна расстраивает их встречу. Символом несчастной любви и разлуки служат поле, бурлящие холодные воды ущелья, горы с их обычным эпитетом «высокие», за которыми скрывается от девушки уехавший возлюбленный; холод, тучи, ветер, падающие с деревьев листья, засохшая трава. Туман застилает окрестность, наползает с гор, покрывает долину. Ветер относит в сторону голос девушки, в разлуке призывающей друга.

Во многих песнях упоминаются конкретные географические названия гор, рек, городов (или названия племени, рода), по которым можно определить, на какой территории расселения курдов, у какого племени сформировалась песня.Пейзажные описания помещаются в зачинах песен. Пейзаж дается как фон, как реальная обстановка, в которой развертывается сюжет. Описание природы связано с последующими строками куплета, изображение пейзажа тут же переходит в изложение содержания песни (например, рисуется картина утра — описываются события дождливой ночи. В другом случае — начало песен с описанием пейзажа на первый взгляд кажется не связанным с последующими строками. Тем не менее природа здесь созвучна с общим тоном событий песен. Элементы пейзажа привлекаются для художественных аналогий и сопоставлений в качестве поэтических параллелей. Пейзаж и сама природа передают настроение героини. В третьем случае — сопоставление человеческих чувств с явлениями природы построено на контрастном параллелизме: с одной стороны, говорится о страданиях юноши, с другой — рисуется расцвет природы. В четвертом случае — описание природы дается бегло, не имеет прямого отношения к действию, к развитию сюжета, а лишь углубляет эмоциональный тон песни.Песни интересны также для изучения курдской лексики.

Нередко встречаются малоупотребительные в языке слова, например:Nijda — «дорогостоящий конь», helebi, обозначающее приспособление для определения размера вещей, zeri, употребленное в значении «красивая, молодая, миловидная девушка» и т. д. Часто встречается слово kelesh в значении «дорогой, красивый, хороший, благородный, славный, смелый». При этом оно ставится перед определяемым словом: kelesh lawke min "мой милый юноша», Kelesh kawa min «моя прекрасная голубка». Это обстоятельство указывает на то, что раньше в курдском языке прилагательные предшествовали имени существительному {в современном курдском языке прилагательные обычно употребляются после имен существительных). Так, вместо kelesh lawke min можно сказать lawke mini kelesh , вместо Kelesh kawa min употребляется kawa mine kelesh . По аналогии с этим в песнях встречается Kavla Diarbekre вместо Diarbekira kawl «проклятый Диярбакыр», kawila gonde вместо gunde kawil «проклятая деревня».

В песнях можно отметить и некоторые диалектные грамматические формы: ez de neynike biskenim,ez de mirata kili birejim «Разобью зеркало, выброшу весь запас сурьмы». В этой песне частица de употреблена вместо тождественной ей частицы we (ez we neynike biskenim). Частица de характерна для бахдинанского говора курдского языка и выражает будущее время. В этой же песне имеется строка: bila qirar bit «поклянись» вместо bila qirar be. И опять же bit и bila — грамматические формы бахдинанского говора. Диалектальные особенности дают возможность определить, в каком районе Курдистана складывалась та или иная песня. По своей композиционной форме многие лирические песни представляют собой монологи. Монологи группируются в два цикла — мужской и женский. Иногда в монолог могут быть вставлены и слова того лица, к кому этот монолог обращен. Но это не диалог. (Например, монологи девушек со вставкой слов юношей; песни юношей, в которые введены ответные слова красавиц.)Форма диалога очень распространена в курдских любовных песнях.

В этих случаях песня Сразу начинается с диалога, без предварительных вступлений. В разговор девушки и юноши могут вступать и другие персонажи (свекровь, глашатай и др.). Лирическая песня часто начинается с обращения к тому, что поющего окружает, после чего слова адресуются непосредственно данному лицу. Например, близким людям: возлюбленной, юноше, матери, отцу, птицам и животным, обычно имеющим символический смысл, раскрывающийся в середине песни, различным предметам и явлениям природы. Иногда к обращению прибавляется поэтический эпитет. Когда нет прямого обращения, песня начинается с описания обстановки, в которую поставлен герой.Особая ценность лирических песен состоит в том, что они содержат интересный этнографический материал; в них вырисовываются картины жизни курдских кочевников, даются достаточно реальные представления о сельском быте курдов: их занятиях, одежде, нравах и обычаях.Главное занятие курдов — скотоводство — нашло широкое отражение в песнях (упоминаются отары овец, коз, стада быков, буйволов, табуны лошадей, караваны верблюдов). Большей частью герой песни — пастух.

Во многих песнях поется о том, как семья девушки отправляется на летнее кочевье. Часто встречается образ девушки-доярки, образ курдянки-кочевницы.Героиня песни занята обычно каким-либо делом: она направляется за водой или несет воду из источника, толчет зерно, прядет, вяжет гетры. Отображено и другое занятие курдов — земледелие, где основными возделываемыми культурами были пшеница, ячмень, просо. На основе песенных данных можно составить представление о жилище курдов (летнем шатре и зимнем доме) с очагом в центре и проделанным над ним в потолке отверстием (кулек), служащим одновременно и окном, и дымоходом. Упоминаются предметы домашней утвари (котлы, медные и глиняные кувшины), названия излюбленной пищи курдов (овечий сыр, сливки, кислое буйволиное молоко, масло, растопленное с медом, кебаб). Говорится о знаменитом курдском гостеприимстве: в доме курда для гостей отводится специальная комната. Описывается одежда юноши-пастуха (на плечах — войлочная накидка, башмаки из бычьей кожи, за спиной — мешок, в руке — пастуший посох) и курда-воина, которого невозможно представить себе без оружия (щита, меча, кинжала) и боевого друга — коня.

Из различных песен довольно хорошо вырисовывается женский костюм: на девушке — дера (вид одежды) на ее голове — кофи (национальный головной убор): "Кофи повязала, золотые [украшения] — спереди». Упоминаются и другие головные уборы: поши и фино. На лбу повязана лента с золотыми монетами, в носу — серьга (хызем), на лбу — пятнышко (дак), на руках и ногах — браслеты. Лирическая песня любима курдским народом. Наиболее одаренные е поэтическом и музыкальном отношении люди хранят в памяти огромный запас песен. На протяжении веков песня сохраняет свои основные сюжетные очертания, но изменяются отдельные стихи внутри текста. Наибольшие расхождения приходятся на зачины и концовки. Однако эти различия не влияют на общий эмоциональный тон и замысел песни. Вариант может возникнуть в результате, соединения нескольких песенных текстов в одно целое, При создании новых песенных редакций певцы-импровизаторы используют вступления, лирические описания, традиционные образы и т.д. Обилие любовных песен в курдском народном творчестве, богатство их художественных и языковых средств, системы стихосложения предоставляют обширные возможности для различных изысканий.К. К. Курдоев.Ж. С. Мусаэлян.(Из предисловия к книге «Курдская народная лирика»). Ленинград, октябрь 1977г.Журнал Дружба.Май 2003.

0 comments
640
    No comments found
:
/ :

Queue